Ненцы

Поскольку в прежние времена соли у лесных ненцев не было, мясо и рыбу впрок не солили, а вялили, коптили и сушили. Наиболее лакомым блюдом у лесных ненцев является мясо только что убитого оленя. Сырое мясо едят прямо около туши, запивая оленьей кровью, которая повышает уровень гемоглобина в крови. Костный мозг, извлеченный из трубчатых костей конечностей, едят сразу же в сыром либо позднее в замороженном виде. Летом основной пищей являются рыба и дичь. Мясо диких гусей и уток обладает полезными питательными свойствами. Самыми вкусными считаются гусиные окорочка. Женщинам запрещено есть ту часть тушки, в которой находятся сердце и легкие. По поверью, этим они могут навлечь на себя болезни. Если дичи оказывается много, ее коптят и сохраняют на более долгий срок. Кроме того, собирают и едят яйца птиц. Лесные ненцы придерживаются строгих правил: Осенью охотятся на боровую дичь: Многие исследователи отмечают, что употребление рыбы и рыбных продуктов является одной из причин спокойного, доброжелательного нрава северян. Учеными доказано, что витамин D и ненасыщенные жирные кислоты, содержащиеся в рыбьем жире, напрямую влияют на настроение человека, а их нехватка ведет к депрессии. Кроме того, рыбий жир содержит физиологически важные микроэлементы: Свежая рыба в больших количествах ценится как средство для укрепления организма. Рыбу также вялят, сушат, коптят, готовят рыбную муку. Зимой лучшим лакомством является строганина из замороженной рыбы или оленины. Едят строганину руками, макая в соль или в оленью кровь. Из парной рыбы — пластов без шкурки, снятых с костей — готовят согудай. Спинная и брюшная части самые нежные и вкусные. Считается, что брюшки чира целебные, помогают при заболеваниях пищеварительного тракта. Ими кормят тяжело больных, стариков, детей, женщин перед родами. Употреблялись они при охоте на медведя. По сравнению с ненецкими стадами оленьи стада хантов и манси были невелики. Вместе с оленеводством проникли к хантам и манси от ненцев ряд производственных навыков, типы одежды, кочевое жилище — чум и пр. В язык их вошла ненецкая терминология оленеводства. Кочуя вместе с ненцами, некоторые ханты- оленеводы весной со стадами отходили на север к морю. Там эти ханты занимались, как и ненцы, морской охотой и рыбной ловлей. Подсобную роль играло оленеводство и на Казыме.

Казымцы имели в среднем стада в 25— 30 голов. Они были двух типов: Острогу с соскакивающим наконечником насаживали втулкой на древко. Ремень или бечеву от наконечника, прикрепляли к колечку на противоположной части древка. Острогу бросали на 5 — 8 м. Попадая в рыбу, наконечник соскакивал с древка, которое становилось поплавком. Рыбак подтягивал рыбу и добивал ее специальной колотушкой. Острогой с глухим креплением наконечника били мелкую частиковую рыбу. Однозубая острога имела зазубрины, удерживающие добычу. Ею пользовались и тогда, когда надо было добить крупную рыбу, попавшую в сети. Двузубой острогой орочи кололи кету, тайменя. Было распространено лучение — ночной лов рыбы с помощью факела и остроги. На нос лодки, плывущей в темноте вниз по течению реки, прикрепляли горящий пучок бересты или лучин.

  • Катушка карповая 8000 купить недорого
  • Как это сделано гребной винт
  • Wi fi ловит только одну сеть
  • Сумка rapala limited lure bag
  • Свет привлекал рыбу, и ее били острогой. Таким же образом добывали рыбу и зимой в проруби, куда она подходила подышать. Около заездка рыбу доставали баграми — длинными шестами с несколькими крючками. Эвенки, нанайцы, ульчи, нивхи и др. От пяты крюка шел ремень, также привязанный к древку. Попав в рыбу, крюк выскакивал из древка и повисал вместе с добычей на ремне. У эвенков известен марик с неподвижным крюком. Самостоятельную роль играли и сачки: Чукчи, шорцы пользовались силками. Лесные ненцы, ханты, манси, селькупы, эвенки били рыбу из лука. Ханты имели специальные стрелы для щук с вильчатыми костяными, а позже — железными наконечниками. Крючковая снасть — удочка — состоит из одного или нескольких крючков, привязанных к леске, присоединенной к длинному шесту-удилищу. Нганасаны, долганы для крупной рыбы в качестве крючка использовали заостренную с концов костяную спицу с отверстием посередине. Ниже крючка к леске привязывали грузило, выше — поплавок. Его можно было перемещать по леске и таким образом регулировать глубину лова. На Амуре были распространены примитивные удочки-махалки с крючком, насаженным на грузило, и коротким удилищем. При ловле удилище подергивали вверх-вниз. Коряки пользовались удочкой без поплавка. На одном конце удилища находился костяной наконечник, на другом — изогнутая деревянная или костяная рукоять. Леску с крючком и грузилом продевали через отверстие в наконечнике, свободный ее конец наматывали на рукоять. Иногда удилище заменяла дощечка с выемками на концах. Сходное строение имела крючковая снасть кетов, леску которой наматывали на подобную дощечку. За данное преступление предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы сроком до трёх лет и штрафом в размере до 1 миллиона рублей. Два тазика взял…детская наивность. Но они на самом деле такие, даже в анекдотах смеемся от глупых фраз и выводов. Чукчу судили за изнасилование и спросили, что он может сказать в своё оправдание? Ваш адрес электронной почты: Вайгач, сообщал, что возвратившиеся на свои места самоеды избрали для жертвоприношений место недалеко от креста, воздвигнутого миссией архимандрита Вениамина, и снова поставили здесь своих деревянных идолов [Шренк, ]. Норденшельд, посетивший Вайгач в г. Хлобыстина было проведено тщательное археологическое изучение этого культурного объекта. Архангельская арктическая экспедиция Института археологии АН СССР под руководством О. Морской арктической комплексной экспедицией МАКЭ под руководством П. Боярского были проведены исследования на о. На основе этих материалов была создана карта священных мест Ненецкого автономного округа. Главная святыня Невэ-хэхэ-мать идол находится на севере о. Вайгач в верховье р. Хэхэяха, между озерами Янгото и Хэхэто.

    Судя по данным В. Иславина [] и А. Много времени и сил отдал изучению и описанию священных мест этнограф-исследователь В. Евладов, который организовал научную экспедицию совместно с Уральским Комитетом Севера в — гг. Им зафиксированы в основном все крупные культовые места ненцев. Также ему удалось посетить и описать главную святыню ненцев Сэр Ири Белый Старик на о. Ненцы называют его островом Белого Старика Сэр Ири Нго. С древнейших времен этот остров являлся своеобразными воротами на Ямал. В июле-августе г. Цель ее состояла в исследовании, фиксации и сборе сведений о священных и обрядовых местах, описании историко-культурных памятников, священных и культовых мест, национальных захоронений паспортизация, учет, рекомендации по установлению границ охранных зон и создание карты священных мест. Собранные материалы обработаны, проанализированы и составлена карта священных мест. Многие указанные на карте точки обследованы автором лично. Некоторые обозначения священных мест записаны со слов информаторов, проживающих на данной территории. Священное место Сэр Ири находится в глубине острова Белый, в 25—30 км от пролива Малыгина. Оно, видимо, уже давно не посещается и кажется запущенным. В центре святилища расположена фигура высотой около 2—2,5 м. Вокруг валяются разных размеров бревна, возможно, это идолы. Время и погода сделали свое дело, некоторые из них разрушились под воздействием воды и ветра. Фигура Сэр Ири сделана из круглого дерева, мастер старательно обработал лицевую часть, намечена шея и переход в плечевой пояс, намечены небольшого размера руки, видимо, на этом месте были сучья дерева, что облегчило мастеру задачу. Нам часто приходилось во время экспедиций по Ямалу видеть подобную фигуру в священных нартах ненцев. При этом фигура Сэр Ири всегда была одета в малицу, однако в описаниях исследователей и путешественников мы не находим упоминания о подобном атрибуте этого образа. Хотя информаторы утверждают, что при жертвоприношении на Сэр Ири надевали шкуру жертвенного оленя хан ты Яптик Я. По рассказам информаторов, на священном месте Илебямпэртя о. Белый, мыс Малыгина, в 15—20 км от пролива проводились жертвоприношения белого медведя или белого оленя. Шкурой жертвенного животного заворачивали центральную фигуру сядэя идола. При нашем обследовании этого священного места свежих жертвоприношений обнаружено не было, но вокруг валялись остатки сгнивших шкур и кожи. Много черепов белых медведей и оленей было разбросано вокруг жертвенника, а возле центральной фигуры сложена целая гора из черепов. Жертвенное место Ямал хэхэ я — место поклонения и жертвоприношений семи родов, проживающих на полуострове Ямал. По информации оленеводов, сюда может прийти любой человек независимо от рода и племени. Семь родовых жертвенных мест расположены на большом расстоянии друг от друга. Центральное священное место около 2,5 м в высоту и несколько метров в ширину.

    На всех жертвенниках обнаружены жертвоприношения. На каждом воткнуты разных размеров фигуры идолов, есть небольшие свежевырезанные сядэи, причем на их лицах видны следы оленьей крови, а также обнаружены священные шесты симсы , на них привязаны разного цвета лоскутки ткани. Недалеко от жертвенников видны следы костра и обгоревшие поленья. Сюнай-Сале за небольшой речкой Харвута. Основу составляют пять лиственниц. Под ними располагаются несколько сундуков ларцов. Всюду висят рога жертвенных оленей, ленточки разных цветов, много посуды. По легенде, которую рассказали жители поселка, на этом священном месте иногда появляется хозяйка и пугает людей, пришедших не для жертвоприношения, а для баловства. Женщинам вообще запрещено здесь появляться. Священная нарта Харвута хэхэ хан расположена на высоком берегу реки Харвута. По-видимому, она стоит здесь уже давно, поскольку часть ее ушла под землю. Нарта трехкопыльная, серо-зеленоватого оттенка, в некоторых местах заросла желтовато-белым мхом. На нарте стоит ларец, правая часть которого разломана. Вокруг валяются доски от ларца и кусочки бересты, возможно, раньше в нее были завернуты культовые предметы. В нарте обнаружена культовая скульптура размером 50 см. Четко обработана лицевая часть, обозначена шея, книзу фигура становится узкой и проработана меньше. При обследовании священной нарты были обнаружены еще две культовые скульптуры: Скорее всего, это женская фигура, поскольку очень подробно проработана нижняя часть тела: Незачем было угощать тех водкой и самим пить с ними Да и водка на охоте и рыбалке до добра не доводит Сколько людей тонут, умирают и пропадают Даже у людей в годах после спиртного возлияния, может просто остановиться сердце. От перенапряжения на охоте или даже долгой гребли вёслами А другого двоюродного брата стреляли там же, в стаде И он просто убежал по тундре, схватив жо-у в горсть. И бежал, кружил и падал как спецназовец и тот пьяный, израсходовал все пять карабинных патронов, но так и не попал в него Не проста жизнь на севере и полна всяких неожиданностей, опасностей и рисков Хоть с красным дипломом,хоть кандидат наук Сто процентов, и железо забирать бесполезно,вырубать надо конкретно и чтобы до утра.. Уже не секрет, например, что деревенским и еще в тайге пить много нельзя!

    охота и рыбалка у ненцев

    Сами предупреждают и знают чем может закончиться хорошая пьянка. Много знакомых стреляных и резаных. Если заехали в гости в избушку, немного бахнули и дальше от греха подальше. Привожу отрывок из статьи: Любое совместное действие, пусть даже случайно, только что познакомившихся вадулов и одулов, предполагало готовность делиться всем, что имеешь, по первой просьбе, а любой отказ без веской на то причины считался оскорблением, что не прощалось. Предельно четко отражает психологию потомков омоков реальный случай, недавно описанный Александром Немировским-Вторым. Если совсем кратко, два юкагира отправились на рыбалку, один имел много табака и все время курил, второй табака совсем не имел, но очень хотел покурить. Раз попросил, два попросил, три попросил, а получив три отказа, перестал просить. Потому что, как ни крути, убил спутника, а это плохо.

    Традиционные занятия северных народностей

    Но по дороге не взял из кисета ни понюшки табаку, ибо не ради воровства убил. Кончилось дело тем, что бывалый и мудрый исправник, вникнув в суть, мужичка отпустил, рассудив, что все правильно, - а нам с вами сей сюжетец, имевший место уже в конце ХIХ века, дает полное понимание, какими были юкагиры в предшествующие столетия. Ьмм я стараюсь с малознакомыми людьми не пить хотя любитель выпивки. Однажды с другом чеченцем пошли в гости к армянам на хэш, долго сидели обсуждали дела свои, сперва тосты пропускал, потом начал совсеми пить наравне, все опьянели кромя меня, а тут друг чеченец говорит; - Заметил ты седня много выпил и непьянеешь как истинный Саха, а я шепотом - среди врагов сижу, не положено пьянеть мне: Во всем виновна водка, меньше пить надо. В состав северной группы нижне-обских хантов вошло самодийское население ур ёх. Сами же угры-мигранты представляли собой смешение различных по происхождению южных и западных групп.

    охота и рыбалка у ненцев

    Вероятно, начало массовых переселений угров на север из Приуралья и из среднетаежного Приобья было связано с христианизацией. Новый этап миграций был обусловлен экономическим фактором — развитием рыбопромышленности. Рост населения и поиски лучших рыболовных и охотничьих угодий приводят к движению населения в низовья Оби. О пришельцах лев охаль профессор А. Обдорско-куноватские ханты называют себя хантэт тундровые ненцы именуют их хаби. В их составе выделяются две группы: Обдорско-куноватские ханты южной группы, отмечая особенности говора своих северных соплеменников, называют их ненецким словом хаби или, по-хантыйски, молай ёх. Особенно заметно ненецкое участие в культуре северной группы обдорско-куноватских ханты, к ним относилось население семи северных городков Обдорской волости Обдорский, Вылпослинский, Воятважский, Ворважский, Воксарковский, Надымский, Полуйский. В культуре южной группы обдорско-куноватских ханты, напротив, обнаруживаются явления, присущие более южным группам ханты и манси. Различия между двумя группами обдорско-куноватских хантов наблюдаются во многих областях жизни и хозяйства. В существовании, к примеру, различных типов оленеводства и циклов сезонных миграций: Есть отличия в распространении экзогамных традиций: В хозяйстве обдорско-куноватских ханты сочетались рыболовство, охота и оленеводство. Удельный вес этих отраслей в системе жизнеобеспечения той или иной группы определялся, прежде всего, природно-географическими условиями и наличием поголовья оленей. Первые живут по рекам, особенно по Оби и Надыму; последние кочуют У безоленных и малооленных ханты лесотундровой зоны, у ханты северотаежной зоны ведущей отраслью хозяйства было специализированное летнее неводное рыболовство. Его организация и реализация продукции обеспечивались русскими рыбопромышленниками. На период интенсивного летнего лова на Обь выезжала и значительная часть хантыйского населения с верховий рек: Наряду с неводьбой летом проводился сетевой, переметный промысел пенных пород рыб. На огромное значение рыболовства указывает наличие в календаре обдорско-куноватских хантов большого числа гидрорыболовных наименований: Особыми ритуалами в прошлом сопровождалась установка больших запоров, приходившаяся на начало июля. Поэтому для ханты-рыболовов стало традицией отмечать Петров день 12 июля — Петр-рыболов , а позднее — День рыбака. Немаловажное значение у обдорско-куноватских ханты имел охотничий промысел. Ханты-оленеводы практиковали охоту на песца капканами и слопцами в ходе осенних миграций к югу. В небольшом объеме промышляли таежного пушного зверя, зайца и куропатку на зимних пастбищах. Вспомогательную роль играла летняя загонная охота на линную птицу, случайный промысел дикого оленя. Северо-таежные хозяйства уделяли охоте большее внимание.

    Не случайно ханты называли: Пушной промысел включал осеннюю охоту на белку и соболя с ружьем или луком и зимний лов белки, соболя, горностая, лисицы, росомахи, выдры с помощью разнообразных орудий: В отличие от хозяйств лесотундровой зоны, у северо-таежных преобладали приемы активной охоты. Названия осенних и зимних месяцев обдорско-куноватских ханты характеризуют состояние природы: Для северо-таежного хантыйского населения Нижнего Приобья было характерно сочетание стационарного и отгонного типов оленеводства, при небольшом поголовье оленей. К примеру, на Куновате приходилось только 7 оленей на хозяина, хотя безоленных остяков не было.

    охота и рыбалка у ненцев

    Юданова, на Сыне на одно хозяйство приходилось в среднем 40,2 оленя. Только 4 хозяйства круглый год занимались выпасом поголовья то есть были пастухами-кочевниками , остальные на полгода с апреля по октябрь отдавали свои стада на выпас пастухам. Семья, владевшая оленями, считалась богатой. Ханты правых обских притоков —Куновата, Питляра, Собтыегана — имели небольшие стада оленей. Их на летний период отправляли с пастухами на Урал или выпасали в окрестных лесах. Куноватские ханты перегоняли объединенное стадо на Пос-Полуй, где его окарауливали с применением оленных сараев, навесов и дымокуров. Кочевание из речных долин в горные тундры Урала способствовало укреплению связей между правобережными и левобережными ханты. При этом контакты между тундровыми оленеводами ненцами и ханты и североуральскими пастухами ханты были эпизодическими. Зимой, когда тундровые оленеводческие хозяйства достигали границы леса, северотаежные хантыйские группы уже углублялись в отдаленные области своих промысловых угодий. У ханты, живших в устье Оби и на побережье Обской губы, сочетались тундровый крупностадный и лесотундровый типы оленеводства. Содержание крупного стада и более голов оленей предполагало значительные сезонные перемещения до км , периодическую смену пастбищ и круглогодичное окарауливание стад с использованием оленных упряжек и собаколенегонок. Ханты-оленеводы обычно проводили зиму у границы северной тайги, а лето на Полярном Урале, Ямале и Гыдане. Хантыйские хозяйства лесотундровой зоны, владевшие личными стадами, до голов, нередко передавал и оленей на летний сезон тундровым оленеводам или пастухам. У ханты южной части Обдорского края преобладали широтные миграции, связывавшие левый и правый берега Нижней Оби. А у северной группы ханты хаби доминировали меридианальные и лишь отчасти широтные , связывавшие северную тайгу с тундрой. Приобщение северных ханты к оленеводству самодийского типа повлекло за собой восприятие основных элементов ненецкой оленеводческой культуры: В традиционном календаре ханты-оленеводов широко распространены названия месяцев, содержащие оленеводческие характеристики: Начало летнего года знаменовалось возвращением ворон: На седьмой день месяца 7 апреля устраивали жертвоприношение — из священных лабазов и нарт доставали духов лонх , которых угощали кровью и жиром, обряжали в новые одежды. В преданиях Ворона выступает как вестник обновленной жизни: Поэтому во время проведения Бурны хатлъ Вороний день на деревья березы и нарты развешивали предназначенные для детей свежеиспеченные калачи символ солнца. На первоначальных этапах своей истории ханты, как и многие до них, строили землянки различного типа. Преобладали среди них землянки с каркасом из бревен или досок. Из них появились в последующем срубные жилища — дома в традиционном понимании слова для цивилизованных стран. Хотя, по мировоззрению ханты, дом — это все, что окружает человека в жизни Избы ханты рубили из леса, стыки бревен конопатили мхом, другими материалами.

    Собственно технология строительства рубленого дома мало изменилась за прошедшие годы.

    Традиционные занятия ненцев: охота, рыбная ловля, оленеводство

    В настоящее время рубленые дома ставит хантыйское, ненецкое и коми-зырянское население в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого округа. На местах охотничьего, рыболовного промысла ханты строили амбарчики-лабазы для хранения инвентаря, сетей, нарт, зимней одежды, шкур, запасов провианта. Амбарчики ставили на высоких опорах, чтобы в хранилище не проникли грызуны или любители чужих запасов — медведь, росомаха. Впрочем, амбарчики ставили и на обычных поселениях рядом с иными хозяйственными постройками. Поселения могли состоять из одного дома, из нескольких домов и крепостей-городков. Объем селений в большей степени определялся космогоническими воззрениями народа, чем социальными потребностями. Соседствуя на протяжении веков с ненцами, ханты заимствовали у последних и максимально приспособленный для кочевья чум — переносное жилище кочевников-оленеводов.

    Народ ненцы

    В основе своей хантыйский чум подобен ненецкому, отличаясь от него лишь в деталях. В чуме нередко живут две-три семьи, и, естественно, жизнь регулируется морально-этическими нормами народа, выработанными за века, правилами внутриродового поведения, эстетикой быта и бытия. Чум еще не так давно покрывали листами бересты, шкурами оленя, брезентом. В настоящее время он преимущественно покрывается сшитыми шкурами оленя и брезентом. У обдорско-куноватских ханты довольно стойко сохраняются традиционные верования, обычаи и обряды. Он почитается как создатель земли и дневного света, блюститель миропорядка. Обдорско-куноватские ханты во время жертвоприношений приносят ему в дар белых оленей, белые ткани, белый металл. В его царство, расположенное в низовьях Оби, после смерти попадают души умерших людей. Ему преподносят черных темных оленей и ткани. Прародительницей всего живого на земле являлась жена верховного бога — Калтащ ими. До создания мира ее жилищем служил город, укрепленный на семи цепях между небом и землей. Из-за ссоры с мужем она была сброшена на землю и поселилась в юртах Калтасянских. Одно из ее святилищ находилось близ Лабытнанги. По велению своего отца Мирсуснехум властвует над людьми, выступает посредником между человеком и богом, считается подателем шаманского дара. В верованиях и обрядах он рисуется как всадник на белом семикрылом коне, ежедневно объезжающий мир. Когда он опускается на землю, под ноги коню ставятся четыре серебряные тарелочки. Главное его святилище находилось вблизи устья Иртыша, в селе Белогорье, где впоследствии был построен Троицко-Белогорский погост. Там хранилось антропоморфное изображение духа, сделанное из дерева, а рядом с ним — отлитый из железа гусь зооморфный облик. Урт ики, Калтащ ими и Хынь ики была представлена в каждом хантыйском доме чуме. Связки рыжих лисьих шкур и красных тканей, семиклинная островерхая шапочка из сукна, жертвенное покрывало с изображением всадника, шелковые халаты — атрибуты Урт ики — хранились на чердаке или в муль таха — священном переднем углу дома. Девушка, выходя замуж, непременно брала из родительского дома рыжую лисицу из прикладов Урта, чтобы принести ее в священный угол дома мужа. По представлениям обдорско-куноватских ханты, шкура лисицы должна быть заткнута за пояс покойного, чтобы он при входе в царство мертвых преподнес ее Урту.

    Особым почтением у обдорско-куноватских ханты пользовались родовые духи. По легенде, Кейв ур ху акем ики появился из хвостика оленухи, когда маленькая девочка укачивала его в детской колыбели. С тех пор он почитается как покровитель оленьих стад и оленеводов. Через каждые два года священные нарты Кейв ур хуакем ики отправляются на Урал, а затем возвращаются обратно на Сыню. В низовьях Оби находились святилища родовых духов: У северной группы обдорско-куноватских ханты наблюдается ряд существенных отличий от общеугорских культово-ритуальных традиций. Здесь же распространены фольклорные сюжеты, рисующие медведя в различных ипостасях: В пантеон тегинских ханты, наряду с главными духами — Кейв урху ики, Куноват ики и Тег ики, входят медведи — духи священных городков Аи Ем-вош ики и Вын ем вош ики. Несколько иное отношение к медведю отмечается к северу от Куновата и Сыни. Обдорские ханты считают медведя священным зверем, шкура убитого медведя хранится в священных нартах. Обдорские ханты добывают зверя в редких случаях. По свидетельству полуйских и вылпослинских ханты, роды Пуль ёх и Выл-поел ёх не только не добывали медведя, но и боялись его. Подобное отношение к медведю свойственно ненцам, считающим охоту на бурого медведя уделом хаби. Сами ненцы не только избегают участия в охоте на медведя, но и приходят в замешательство при виде священной шкуры в углу хантыйского дома. Шкуру убитого медведя не вносили в дом, полагалось вносить только жир. Вареное медвежье мясо ели у священных нарт, где мужчины и женщины сидели по разные стороны нарт. Их левая половина считалась женской, правая — мужской. Шкуру и лапы медведя укладывали в священные нарты, голову сваренную отдельно уносили в лес, а кости закапывали в землю, чтобы до них не смогли дотронуться собаки. Широко среди ханты и ненцев Нижней Оби был распространен ритуал клятвы на лапе, морде, когте или зубе медведя. Русская администрация признавала этот обычай, считая, что клятва на медвежьей шкуре не может быть нарушена остяком. Если во время лова в воду падал кто-либо, его не спасали, считая жертвой духу. Перед пересечением Оби, во время перекочёвок, хозяину реки приносили в жертву оленя, а его рога вешали на лиственницу, считавшуюся священным деревом. Во время промысла в море, если поднимались волны, в воду бросали ружьё, стараясь умилостивить хозяина моря. Большим почтением пользовались духи Я ерв - хозяин земли и Я ерв не - хозяйка земли. Это добрые духи, они давали ягель, травы, кустарники. Под землей, считалось, жил дух Нга: Чтобы избежать несчастий, для Нга приносили в жертву собаку или оленя. Жертвенное животное душили, поставив головой на запад.

    Оюряд совершался на закате солнца. Голову забитого оленя надевали на шест и поворачивали мордой на запад. Под землёй обитали мелкие злые духи нгылеко - источники болезней человека. Их отпугивали звоном колокольчиков и металлических подвесок на одежде. Дерево увешивали подношениями - лоскутами ткани, шкурами зверей, рогами жертвенных оленей. До недавнего времени священная лиственница была около поселка Сюней-сале на юго-востоке Ямала. В более северных районах округа, где она не растет, используют сухую лиственницу, привезенную с южных кочевий. Её устанавливают на священных местах, а рядом располагают деревянных идолов - сядэй, кладут рога жертвенных оленей. Кроме сядэев существовала категория домашних семейных духов - покровителей хэхэ. Это были деревянные фигурки или небольшие камни, которые хранились в специальном сундучке, перевозимом во время кочевий на отдельной священной нарте. В летнюю упряжку запрягали обычно 5 быков, а в зимнюю — 4 быков или яловых важенок. Основным орудием труда был и остается тынзян — аркан для ловли оленей, сплетенный из тонких полосок кожи. Петля на аркане затягивается с помощью костяного блока, имеющего два отверстия. В одном крепится конец тынзяна, а через другое свободно проходит петля. Использование костяного блока позволяет ей затягиваться быстро и легко. Оленеводы, имевшие стада средней величины, пасли их сами. На лето несколько таких семей объединялись, чтобы общими усилиями следить за оленями в период, когда много гнуса. Богатые оленеводы, имеющие несколько тысяч оленей, нанимали в помощники своих более бедных родственников. Не совсем верно оценивать эту социальную форму как угнетение бедноты. Часто это было проявлением заботы об обедневших сородичах: Крупных владельцев, впрочем, было немного. Житков в начале XX века отметил двух наиболее крупных оленеводов Ямала — Мыйчи Окотэтто — оленей и Ханзеру Худи — оленей. Бедные оленеводы, со стадом в несколько десятков голов, кочевое хозяйство не вели. Они отдавали своих оленей на выпас родственникам за небольшую плату. Сами же занимались охотой и рыбной ловлей. С XIX века довольно большую роль стали играть пастушеские лайки. До этого собаки ненцами практически не применялись. Их появление связано, очевидно, с ростом оленьих стад, когда людям потребовались помощники. Большое стадо обычно пасли два оленевода и несколько собак. В обыденных, спокойных условиях олени держатся вместе, и пастухи только наблюдают за ними. Зимой пастухи время от времени объезжают стадо по кругу, определяя по следам, все ли оно в сборе.

    Ушедших оленей искали и возвращали. Состав стада включал племенных быков хора , кастрированных ездовых быков хабт , важенок яхадеи , новорожденных телят сую , годовалых телят няяуку , двухгодовалых оленей намна и яловых важенок хабтарка. Последние, как и кастрированные быки, использовались в упряжках.